2000 год, том III,   выпуск 1.

А.С. Кокорев,
Н.Б. Николюкина

СОЦИАЛЬНЫЙ ПОРТРЕТ ПРЕПОДАВАТЕЛЯ ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ
(на основе анализа вузов Тамбовской области)

Сложные, во многом негативные социально-экономические процессы современной российской действительности оказывают противоречивое воздействие на жизнь и условия деятельности профессорско-преподавательского корпуса высшей школы. Между тем от результатов деятельности этого отряда российской интеллигенции, его интеллектуального поиска и мироощущения в огромной степени зависит историческая судьба России в следующем столетии. Поэтому определенную актуальность приобретает исследование социально-культурных условий деятельности, ценностных ориентаций вузовской научной интеллигенции, в частности, провинциальной. В данной статье сделана попытка описать социальный портрет вузовского преподавателя одного из регионов европейской части России — Тамбовской области.

Тамбов — один из административных, научных и культурных центров Центрально-Черноземного района. Тамбов и один из районных центров Тамбовской области — город Мичуринск — типичные провинциальные города, по структуре занятости и уровню жизни населения не отличающиеся от других провинциальных российских городов. Можно утверждать, что результаты социологического исследования, проведенного в Тамбовской области, отражают картину и других провинциальных городов, а также дают типичные показатели по Центральному черноземью в целом.

Из 172018 научно-педагогических работников, занятых в системе высшего образования в РФ в целом, 7918 трудятся в Центрально-Черноземном регионе [1, с. 19]. По количеству профессорско-преподавательского состава региона Тамбов находится в регионе на втором месте после Воронежа [2, с. 19]. В работе представлены наиболее значимые, на наш взгляд, результаты проведенного нами социологического исследования.

Социологический опрос проводился в ноябре–декабре 1998 г. в трех государственных вузах Тамбова и области: Тамбовском государственном университете имени Г.Р. Державина, Тамбовском государственном техническом университете и Мичуринском государственном педагогическом институте. Выборочная совокупность составила — 20% от генеральной, что обеспечивает репрезентативность исследования. В расчет брался состав лишь штатных работников, совместительство не учитывалось, поскольку именно штатный состав определяет лицо любого вуза.

Анкета для опроса преподавателей содержала четыре основных раздела, позволяющих исследовать: профессиональную деятельность и ее условия; ценностные ориентации и мотивы деятельности; жизнь преподавателей вне стен вуза; а также демографические сведения.

Остановимся на анализе демографических характеристик. Среди опрошенных 54,3% мужчин и 45,7% женщин. 80% опрошенных состоят в браке. Многодетными наших преподавателей не назовешь. Так, у 20,8% женщин и 16,7% мужчин детей нет, одного ребенка имеют 42,7% женщин и 39,5% мужчин, двух, соответственно, 33,3 и 36,8%, трех и более — 2,1 и 7,0%.

Среди опрошенных проявляются гендерные различия, которые особенно заметны в возрастных категориях респондентов. Так, в возрастной группе от 30 и от 30 до 45 лет преобладают женщины; от 46 до 55 — мужчины и женщины представлены равномерно; а в возрастной группе от 56 и старше работают в основном мужчины.

Условия профессиональной деятельности оказывают большое влияние на социальный портрет представителя любой профессии. Преподаватели тамбовских вузов предпочитают функцию “передачи знания”, нежели функцию “добывания знания”. В этом мы убеждаемся, рассмотрев вопрос о том, в какой области (преподавание или исследование) находятся основные интересы респондентов. Преподаватели Тамбовской области высказали следующее: 19,5% опрошенных видят интерес в основном в области преподавания; в области исследовательской работы — 9,5%; проявляют интерес в обоих областях, но большая склонность к преподаванию у 43,8%; а большая склонность к исследовательскому труду — у 26,7% респондентов.

Если рассматривать этот вопрос в зависимости от половой принадлежности, то нужно заметить, что у женщин наблюдается большая склонность к преподавательской деятельности, а у мужчин эти интересы распределяются одинаково между преподавательской и исследовательской деятельностью. У респондентов в возрасте до 30 лет интересы к преподавательской и исследовательской деятельности распределяются равномерно, чем старше возраст преподавателей, тем больше проявляется склонность к преподавательской деятельности. Доктора наук больше интересуются исследовательской работой (71,5%), а у кандидатов и неостепененных преподавателей выражена склонность к преподаванию (56,8 и 75,3%).

Одни преподаватели просто передают свои знания студентам, другие обогащают свою деятельность новыми формами, методами, т.е. представляют “новаторский тип”. Преподавателям было предложено отнести себя к определенному типу. Практически каждый восьмой опрошенный отнес себя к “новаторскому типу” — 13,3%; каждый второй к “смешанному типу” — 48,1%; к “традиционному типу” — 22,9%.

Хочется отметить, что в вузе должны преобладать те, кто работает творчески, между тем зачастую преподаватели выполняют свои обязанности добросовестно, но без новаций, что ведет к снижению качества работы вуза в целом. Опрос показал, что 73,8% преподавателей считают, что они добросовестно выполняют свою работу. Почти половина (49%) работают творчески, с интересом и полной отдачей. Настораживает то, что в Тамбовской области 26,2% преподавателей выполняют свою работу ниже своих способностей.

Исследование показало, что с более полной отдачей работают молодые преподаватели до 30 лет, а вот половина респондентов в возрасте от 30 до 45 лет делают это ниже своих способностей. Однако после 45 лет преподаватели опять начинают работать творчески и с полной самоотдачей, а в возрасте старше 65 лет — все преподаватели оценивают свою работу высоко. Такая же тенденция прослеживается, если взять ученую степень и занимаемую должность. Чем выше должностной статус и ученая степень преподавателя, тем выше он оценивает свою работу.

Деятельность преподавателей вузов очень многогранна. Ее специфика связана с большой эмоциональной нагрузкой. Морально-психологический климат в вузах достаточно благоприятный. Так, отношениями с коллегами и администрацией удовлетворены соответственно 92,9 и 73,8% респондентов. Каждый второй доволен перспективой служебного роста, недовольными являются в основном лица в возрастной категории до 45 лет. Можно предположить, что это связано с тем, что из-за задержки на руководящих должностях более пожилых людей молодые преподаватели не имеют возможности продвигаться по служебной лестнице. Настораживает и тот факт, что 81,4% респондентов не довольны размером зарплаты, 41% — условиями труда, а 40% — возможностью дополнительного заработка.

На социальный портрет преподавателя вуза накладывают отпечаток условия профессиональной деятельности — прежде всего материальное вознаграждение за труд. Экономические преобразования в России в начале 90-х вызвали ухудшение материального положения почти всего населения страны. Преподаватели вузов не относятся к числу высокооплачиваемых работников. В Тамбовской области преподаватель вуза не имеет никаких существенных источников дохода, кроме зарплаты.

Большинство преподавателей в Тамбовской области имеют низкий уровень жизни — 69,5%. Каждый третий живет в нищете, сводят концы с концами — 38,1%. Средний уровень жизни имеют 30,5% преподавателей, а зажиточно живут 2,4%. Разумеется, при таком материальном положении многие преподаватели могли бы найти другую работу, этой проблеме уделялось немало внимания в прессе, и можно согласиться со словами А. Овсянникова о том, что “высшее образование в России становится предпосылкой бедности” [3, с. 9].

Но находится много причин, по которым преподаватели не покидают вуз. Это отсутствие другой работы, привычка, стремление доработать до пенсии, желание иметь небольшой приработок к пенсии. Но на вопрос: “Если бы Вы начали свою трудовую деятельность, выбрали бы вновь профессию преподавателя?” 69% опрошенных ответили — “выбрал вновь”.

Резюмируя вопрос о материальном вознаграждении, хочется отметить, что для “научно-педагогических работников зарплата достигнув размеров, позволяющих им достойно существовать, прекращает свое мотивирующее, стимулирующее воздействие. Более важным становится творческое содержание труда и его престижность” [4, с. 42].

Таким образом, преподаватели вузов, выполняющие главнейшую функцию в обществе, находятся в крайне бедственном материальном положении. Бедность и нищета — удел многих преподавателей Тамбовской области. В дальнейшем это скажется на качестве выполнения ими основных функций. Все это снижает престижность, авторитет преподавательской профессии в глазах самих педагогов и молодежи, которая не захочет связывать свое будущее с данной профессией.

Особенность труда преподавателя вуза состоит и в том, что он должен постоянно заниматься научной работой, успешность которой состоит в получении ученой степени, звания. Не всегда творческий процесс проходит гладко. Что же мешает преподавателям Тамбовской области заниматься научной работой? Как отметили опрошенные, в первую очередь на успешность их научной работы влияют материальные и организационные трудности, а во вторую — сложность темы.

Характерной особенностью профессионала является его отношение к профессии как ценности, определяющей образ жизни. Как показал опрос, мотивами выбора профессии респондентов были: интерес к профессии (57,1%), желание учиться (41,9%), важность и полезность избираемого вида деятельности (35,2%). Материальный расчет занимает самое последнее место.

Основным мотивом тех, кто сменил бы профессию (7,2%), являются жизненные обстоятельства, не имеющие отношения к содержанию деятельности преподавателя вуза. Самой главной причиной стала неудовлетворенность оплатой труда — так ответили 85% опрошенных. Желание сменить профессию сильнее выражено у молодых преподавателей в возрасте до 45 лет. С увеличением возраста профессиональная мотивация становится более устойчивой. Причем 63,6% респондентов в возрасте до 30 лет выбрали бы вновь профессию преподавателя, а в возрасте 65 лет и старше такое решение приняли бы 100% опрошенных. Такая же тенденция прослеживается, если рассматривать ответивших на этот вопрос с позиции занимаемой должности, ученой степени (чем выше должностной статус и ученая степень, тем больше респондентов выбрали бы эту профессию). Была выявлена еще одна интересная особенность — у мужчин и женщин мотивация на профессию выражена одинаково.

На социальное самочувствие и настроения преподавателей влияют их условия жизни. Больше всего преподавателей беспокоят рост цен, социального расслоения, падение культуры, коррумпированность в органах власти — это отметили по 40,5% опрошенных, отсутствие результатов от экономических реформ — 38,5%.

Профессиональная деятельность целиком захватывает педагога, так что трудно различить чисто профессиональное и личностное. Немецкий философ Л. Фейербах заметил в прошлом веке, что “положение, должность имеют влияние на образ мысли человека, его внутреннюю жизнь, его веру более, чем он сознает это. В большинстве случаев уже нельзя отличить образ мыслей по долгу службы от свободных убеждений того, что исходит от него в связи с его внешней профессией” [5, с. 25]. Можно с уверенностью предположить, что это присуще и вузовскому преподавателю.

Для уяснения социального портрета преподавателя важно выяснить ценностные ориентации. Ценностные ориентации преподавателя осознанно и неосознанно проявляются в его работе, в общении со студентами, в оказанном на них педагогическом воздействии и во многом другом. На первом месте у преподавателей стоят дети и их будущее (76,2% преподавателей поставили положительную оценку отношениям в своей семье). Так, 81% опрошенных имеет детей, среди тех, кто не имеет детей, в основном лица в возрасте до 45 лет. Очевидно, это связано с особенностями научно-педагогической работы, преподаватели не смогли обзавестись детьми или откладывают рождение ребенка на более поздний период. На втором месте — здоровье, на третьем — крепкая семья, успехи близких.

Рассматривая мотивы, которыми преподаватели руководствуются в своей научной работе, можно сказать, что все они связаны, в первую очередь, с личными интересами, с тем, чтобы повысить свой должностной статус, а не кафедральными интересами или привлечением студентов к научной работе.

Социальный портрет будет неполным, если не коснуться религиозных ориентаций педагогов. Каких религиозных взглядов придерживаются преподаватели вузов? Процессы, протекающие в современной России, изменили сознание людей, в том числе и религиозное. За короткое время церковь из отторгаемой и полузапретной организации превратилась в мощный центр духовного притяжения. В обществе, в котором религия совсем недавно преследовалась, как считают К. Каариайнен и Д. Фурман, установился “прорелигиозный” и “православный консенсус” [цит. по: 6, с. 92].

Результаты опроса показали, что каждый третий преподаватель верующий, (33,3% опрошенных). Безразличен к религии каждый шестой (16,7%), и этот показатель равен общероссийскому [7, с. 19–20; 8, с. 293]. Колеблющимися и атеистами являются каждый девятый преподаватель (11,0%). Верующими себя считают, в основном, молодые преподаватели до 45 лет. Среди верующих больше представительниц “слабого” пола (58,6% против 41,4% мужчин). Здесь могли сказаться два фактора: во-первых, нежелание “засветиться” в глазах руководства (молчаливо предполагается некоторыми, что при всей анонимности анкетирования анкеты могут использоваться администрацией вуза для соответствующих выводов); во-вторых, сказывается длительное наследие, обучение и воспитание в духе материализма и атеизма. С другой стороны, влияет религиозное возрождение 90-х годов в России. При этом характерно, что если в 20–30-е годы атеизм получил наиболее широкое распространение в столице и крупных городах, а затем распространялся в провинцию, но религиозное возрождение 90-х годов пошло по тому же пути, его вал докатился в конце 90-х до провинции. Хотя возможно другое объяснение: религиозные традиции наиболее прочно сохранились в провинции, они не прерывались и в годы советской власти. С другой стороны, и социально-экономическая ситуация влияет на рост религиозных настроений в обществе.

Преподаватели вузов живые люди и каждый день занимаются различными повседневными делами. Свободное время преподавателя — это часть времени, свободная от труда, это сфера нерегламентированного поведения, возможность выбора досуговых занятий и в то же время стройность, целенаправленность самого процесса, охватывающего творчество (как научное, так и художественное), искусство, общение, развлечение и т.д.

Чаще всего преподаватели интересуются событиями в стране и в мире, обновляют лекции и семинарские занятия новыми материалами. Много времени преподаватели отдают семье, детям, родителям, супругу(е). Не радует то, что только каждый пятый преподаватель регулярно занимается спортом и чуть более половины опрошенных очень редко или практически никогда не бывают в театре, на выставках и концертах. Это можно объяснить и материальными проблемами, ведь нередко билет на приехавшую столичную знаменитость стоит четверть, а то и треть месячной зарплаты преподавателя.

В свободное от работы время у преподавателей преобладает ориентация на семью. Так, 56,7% — занимаются домашними делами, причем женщины здесь заняты в полтора раза больше, чем мужчины. Если рассмотреть этот вопрос с учетом должностного статуса респондентов, то ассистенты в 1,2 раза больше, чем старшие преподаватели, а доценты занимаются домашним хозяйством в 6,3 раза чаще, чем профессора. Проанализировав эти ответы в соответствии с ученой степенью, мы увидели, что неостепененные преподаватели занимаются этим видом деятельности больше всех, что вполне объяснимо, так как это в большинстве своем женщины. Более половина респондентов (51,4%) проводят свободное время с родными, так как уход за собой, престарелыми родителями, детьми требуют определенных временных затрат. Социологические исследования показывают, что возрастают затраты времени на домашние дела. Причин здесь несколько. Возросли цены на бытовые услуги, и большинство опрошенных “производят” эти услуги для самих себя. Преподаватели вузов не составляют исключения [9, с. 165–166].

Второе место в объеме свободного времени занимает подготовка к занятиям — это отметили 53,3% респондентов. Среди них преобладают мужчины. Доля тех, кто готовится к занятиям, больше среди кандидатов наук, работающих на должности и имеющих ученое звание доцента, затем следуют старшие преподаватели и ассистенты, как кандидаты наук, так и не имеющие степени и звания. Это объясняется, по всей вероятности, долей лекционной нагрузки и научной работы у преподавателей высокой квалификации.

Настораживает тот факт, что 41% преподавателей занимается огородами. Это не от хорошей жизни, а для того, чтобы выжить в непростых экономических и политических условиях российской действительности. Земельные наделы стали дополнительным источником доходов, дающим продукты питания, но отнимая при этом большую часть свободного времени. Среди занятых здесь преобладают мужчины в возрасте от 46 до 55 лет, доценты и кандидаты наук. Каждый десятый преподаватель (10%) предпочитает пассивный вид отдыха.

Таким образом, свободное время преподаватели тратят на ведение домашнего хозяйства, подготовку к занятиям, занимаются дачными участками, а не тем, чтобы изменить образ интеллектуальной жизни. Изучение совокупности занятий преподавателей вне работы, прежде всего участия в культурной жизни, выявило и негативные факторы — только 9% преподавателей повышает свой культурный уровень.

Таким образом, преподаватель вне стен вуза продолжает заниматься профессиональной деятельностью, а также текущими домашними делами, не отвлекаясь от своей основной работы, так как этому способствуют не очень хорошие жилищные условия, усталость в конце рабочей недели, плохое проведение отпуска. Все это отражается на социальном самочувствии и настроениях преподавателей.

Все опрошенные принадлежат к одной социально-профессиональной группе, живут и работают в одной области, их ориентации в сфере досуга достаточно индивидуализированы и различны. Вместе с тем в этом разнообразии индивидуальных стилей жизни можно определить черты сходства в организации свободного времени мужчин и женщин, представителей разных возрастных групп. Так, у молодых преподавателей содержание досуга существенно иное, нежели у преподавателей других возрастных категорий. У первых гораздо меньше времени тратиться на ведение домашнего хозяйства и гораздо больше — на разные формы социокультурной деятельности.

Для вузовского преподавателя специфичным является соотношение бюджетов рабочего и свободного времени. Даже в отличие от учителя, который имеет мало свободного времени и вынужден после работы заниматься подготовкой к урокам, проверкой тетрадей, вузовский педагог в силу творческого характера деятельности должен заниматься наукой, по сути дела, постоянно включая и отпускное время. Творчество в принципе не может быть лимитировано временем. К тому же материальные и бытовые условия вынуждают вузовского преподавателя затрачивать неправомерно большое количество времени на эту сферу.

Профессорско-преподавательский состав вузов Тамбовской области практически никогда не бывает свободным от дел. Сделать свободное время действительно “свободным” преподавателям мешает маленькая зарплата, большая учебная нагрузка и больная атмосфера в обществе, т.е. эти причины лежат за стенами вузов и устранить их без помощи государства не представляется возможным.

Представленный портрет преподавателя вуза позволяет осмыслить содержание его деятельности, мотивацию, социальные настроения, проведение свободного времени, увидеть способы взаимодействия микро- и макросоциума, дать оценку личности преподавателя провинциального вуза, исходя из характеристики среды, в которой он проживает, а также определить основные задачи, которые стоят перед преподавателями вузов. Эти проблемы оказываются одинаковыми как для региональных, так и для столичных педагогов высшей школы — увеличение зарплаты, снижение учебной нагрузки, увеличение финансирования учебного процесса и научной деятельности.

Учитывая вышеизложенное, можно выдвинуть рабочее определение: социальный портрет современного преподавателя вуза — это совокупность информации о статусном и ролевом наборе, нормативных требованиях к представителю данной профессии, мотивационной сфере данного типа личности с выделением его (преподавателя) доминантных черт и характеристик, образе жизни, социальных настроениях, материальных возможностях, с учетом общего и особенного в поведении и деятельности.

Литература

1. Научный потенциал вузов и научных организаций Минобразования России: Статистический сборник. СПб., 1998.

2. Научный потенциал вузов Центрально-Черноземного района России: Статистический сборник. СПб., 1998.

3. Овсянников А. Высшая школа: Обуза или шанс возрождения России? // Сегодня. 1994. № 187.

4. Владимиров В. Платное образование: Социальный контекст // Высшее образование в России. 1999. № 1.

5. Фейербах Л. История философии // Фейербах Л. Собрание произведений: В 3 т. М., 1974.

6. Рековская И.Ф. Современная религиозная ситуация в России (Эволюция российской религиозности): Обзор // Социология: Реферативный журнал. 1998. Серия “Социальные и гуманитарные науки”. № 4.

7. Высшая школа в зеркале социологии. Вып.2: Социальные проблемы студентов и представителей российских вузов: Сборник. Ярославль: Изд-во Яросл. гос. техн. ун-та, 1997.

8. Шереги Ф.Э., Харчева В.Г., Сериков В.В. Социология образования: Прикладной аспект. М.: Юрист, 1997.

9. Патрушев В., Караханова Т., Темницкий А. Псков в 1986 и 1995 году // Социологический журнал. 1996. № 1–2.


Copyright © Журнал социологии и социальной антропологии, 2000

HTML by Fedorov D.A. , 2002