1999 год, том II,   выпуск 4.

И. П. Яковлев

ОБЗОР НОВЫХ УЧЕБНЫХ ПОСОБИЙ
ПО СОЦИОЛОГИИ (1999 г.)

Арсенал учебных пособий по социологии в этом году пополнился книгами московских, петербургских, ростовских, барнаульских авторов. Первое, что хотелось бы отметить, — это разнообразие авторских подходов. Все книги отличаются как друг от друга, так и от выпущенных ранее.

С одной стороны, это достоинство творчества их авторов, а с другой, возможно, свидетельство недостаточного методологического и методического единства в научно-педагогическом сообществе. Все преподаватели, читающие курсы социологии для несоциологических специальностей, сталкиваются с проблемой отбора наиболее значимого, интересного, полезного материала из всего обширнейшего объема. Причем этот материал требуется уложить в “прокрустово ложе” выделенных учебным планом часов, которые, в основном, варьируют от 18 до 32 в семестр. У изданий нет столь жестких ограничений. Поэтому они пишутся и в “тонком” (150–200 с.) и в “толстом” (300–500 с.) вариантах. Студента, которому надо сдать в семестре, например, 4 экзамена и 6 зачетов, больше устраивает тонкий вариант. Преподаватели же любят писать солидные пособия, хотя значительную часть материала в лекциях они не могут изложить. Таким образом, потенциал книг используется не полностью. Кроме того, язык учебных пособий, в том числе и рецензируемых, при изложении ряда тем усложнен для студента 1–2 курса. Они написаны, скорее, для специалистов-преподавателей.

Авторы учебников стремятся реализовать в них свой творческий потенциал, свои подходы и разработки. В пособии С. И. Григорьева и Ю. Е. Растова “Начала современной социологии” (М.: Изд-во “Магистр”, 1999) излагается процесс становления социологии, ее современный научный статус, основные теоретико-методологические и методико-инструментальные основы. Оно адресовано студентам гуманитарных несоциологических специальностей.

Из достоинств пособия хотелось бы отметить расширение границ истории социологической мысли в глубь веков. В этом отношении вполне справедливо вводится материал о представлениях первобытных людей об обществе, учениях об обществе, существовавших в Древней Греции, в эпоху Возрождения и т.д. вплоть до основоположников и классиков европейской социологии. К сожалению, принцип историзма не выдержан по отношению к русской социологии — она начинается только с конца ХIХ в. Хотя, с другой стороны, в пособии содержится материал о возникновении и развитии социологии на Востоке.

Представляет интерес постановка вопроса о методологии науки, которая связывается авторами с рядом способов научного мышления: мифологическим, механистическим, системным, диалектическим и диатропическим. Не все здесь бесспорно, но, в принципе, следует поддержать теоретико-методологические поиски, в которых социология крайне нуждается.

Остальная часть (около половины книги) посвящена организации, подготовке и проведению эмпирического социологического исследования. В этой части, кроме привычных методов сбора информации, авторы уделили большое внимание и качественным методам несоциологических специальностей? Вопрос о степени внимания к социологическим методам в социологических пособиях для гуманитариев остается открытым.

Учебник ростовских авторов Ю. Т. Волкова, В. Н. Нечипуренко, А. В. Попова, С. И. Самыгина (Социология: Курс лекций. М.: “Феникс”; Ростов н/Д, 1999) ближе к образовательному стандарту высшей школы. В нем излагаются базовые темы учебного курса и раскрываются ключевые понятия социологии. Авторский подход виден и в структуре книги, и в изложении отдельных тем, но в целом пособие основано на концепциях западных социологов. В этом смысле оно представляет собой один из вариантов “объективного” изложения социологии. Идеи автора нашли наиболее яркое выражение в таких главах, как “Социальные технологии”, “Идеология и гуманизм”, “Развитие общества” и др. Очень уместным показалось изложение методов социологического исследования в начале пособия и в кратком виде, поскольку курс лекций рекомендуется для студентов всех вузов и форм обучения.

Представляет интерес изложение тем “Общество как система” и “Развитие общества”. Занимая позиции системного подхода, авторы видят задачу социологии в том, чтобы исследовать общество как систему, его структуру, функции, подсистемы и элементы. В учебнике излагается системный подход, привлекается синергетика, рассматриваются циклический и линейный паттерны развития общества, дается типология обществ. Неудовлетворенность здесь, как и в ряде других глав, вызывает слишком общее изложение теории, без анализа ее применения к российским реалиям. Недостаточно в учебнике и эмпирического материала.

Особый интерес вызывает последняя глава “Идеология и гуманизм”. Авторы предлагают в ней перспективу развития человечества гуманистического общества, а не общества технотронного или коммунистического. Постановку вопроса о будущем российского общества в качестве некой целевой функции социологии можно только приветствовать, однако описание этой перспективы словами “будет, станет, должно быть” и т.п. напоминает благие пожелания. Поэтому в курсах лекций необходимо усилить внимание к вопросам формирования постиндустриального, информационного общества, социального государства и т.д. С этих тем целесообразно начинать курс, чтобы остальные темы шли под их “знаком”, а не с чисто объективистских позиций, когда у студента резонно возникает вопрос “а зачем это нужно?”. В современных учебниках много “пустой породы”, т.е. материала, который не усваивается глубоко, а воспринимается как необходимый для сдачи экзамена. В этом направлении еще предстоит поиск, который требует изучения отношения студентов к социологическому материалу и приближения социологии к стратегически важным тенденциям развития современного общества.

В пособии Ю. М. Резника “Введение в социальную теорию” (М., 1999. 327 с.) излагаются основные теоретические подходы к познанию социальной реальности, раскрываются эпистемологические основы современной социальной теории. Автор планирует в последующих изданиях осветить теорию социальной реальности (социальная онтология), теорию социальных систем (социальная системология) и теорию социальной практики (социальная праксиология).

В первую очередь внимание социологов должна привлечь третья глава “Социология как общая социальная наука”. Для понимания непрерывного развития социологии представляет интерес раскрытие пяти фаз развития предметной области социологии: универсализации, национализации, интернационализации, индигенизации и глобализации.

Автор обобщил и наглядно представил в форме таблиц понимание современными отечественными учеными объекта и предмета социологии. Можно поддержать критику автором расширения границ объекта и предмета социологии, порождающего их неопределенность и стремление социологов исследовать все и вся. Можно добавить, что для многих спасительным якорем стала идентификация социолога с владением методами и техникой эмпирических исследований. Ю. М. Резник видит выход в утверждении общей социологии как раздела социологической науки и как учебной дисциплины, интегрирующей и синтезирующей знания, полученные в частных социологических дисциплинах (см. с. 103–104). С позиций подобного подхода видно отсутствие общего социологического раздела в книге “Социология России” (под ред. В. А. Ядова. М., 1999).

Статус и предмет общей социологии или теоретической социологии — одна из важнейших проблем для социологов как исследователей и педагогов. Наступило время синтезировать полученные теоретические результаты и реализавать их в программах учебных курсов, в том числе и в курсах для несоциологов.

С подходом Ю. М. Резника можно согласиться, хотя отдельные его положения спорны. Так, предмет общей социологии включает только современное или постсовременное общество. По нашему мнению, нельзя исключать и досовременное, в частности, традиционное общество, иначе причины и механизмы различной динамики современных обществ, не исключая и российское, останутся неясными.

В целом книга Ю. М. Резника затрагивает фундаментальные проблемы социальной теории и полезна не только студентам, но и специалистам.

Л. М. Семашко в книге “Социология для прагматиков: От монизма к тетрализму” (Ч. 1. СПб.: Европейский Дом, 1999. 375 с.) ставит перед собой задачу — изложить в учебнике “тетралистский” подход и его борьбу с монистическими представлениями. Учебник можно было бы назвать “Тетральная социология”, поскольку в нем проводятся идеи сферного подхода, который заключается в сведении всего множества общественных явлений к четырем ресурсам и сферам их воспроизводства: социальной (гуманитарной), информационной (духовной), организационной (управленческой), материальной (экономической).

Книга содержит два раздела. В первом (“Введение в социологию”) рассматривается предмет, метод, структура, функции социологии и основные направления теоретической социологии (идеалистическое, органическое, материалистическое, экзистенциальное, монистическое и тетральное). Во втором разделе “Общество как целостная система: Тетральная макросоциология” изложена социальная статика, динамика, структура, генетика и макросоциологическая статистика. Во второй книге предполагается изложить социологические аспекты названных четырех сфер и практическое применение этой социологии.

В целом авторская концепция затрагивает основные социальные институты (подсистемы) общества: социальный, политический, культурный, экономический. Но если в других пособиях остальные вопросы излагаются автономно, Л. М. Семашко включает их в ту или иную из этих сфер. К примеру, личность и семья включается в социальную сферу. В каждой сфере выделяется приоритетный ресурс-компонент: люди, информация, организация, вещи. Каждая сфера рассматривается в статике и динамике, структурно и генетически. По каждой сфере выделены показатели (численность, стоимость и др.). К сожалению, многие из них трудно получить или подсчитать, но работать в этом направлении необходимо. Хотелось бы отметить информационные возможности такого подхода, внимание к которому в социологии возрастает в связи с движением к информационному обществу.

Книга обобщает первые результаты исследования в этой области и, одновременно, является первым опытом учебника. Тетральная социология сейчас только начинает разрабатываться, отсюда неизбежная дискуссионность некоторых положений книги, к тому же отсутствие второй части затрудняет ее использование в качестве учебного пособия.

Обзор позволяет сделать вывод о том, что в российских научных центрах идет действительно творческий поиск разработки социологических идей и их изложения в форме учебных пособий. В каждом пособии можно найти интересный и полезный для студентов и преподавателей материал. Вместе с тем, возникает вопрос об унифицированном ядре и плюралистической “протоплазме”, который требует дальнейшего индивидуального и коллективного осмысления. В частности, необходима ориентация на социальные проблемы современной России, родного региона, на профиль конкретного вуза. Желательно чаще включать материалы эмпирических исследований, данные статистики.


Copyright © Журнал социологии и социальной антропологии, 1999

HTML by Fedorov D.A. , 2002