Журнал социологии и
социальной антропологии
The Journal of Sociology
and social anthropology
1998 год, том I,   выпуск 3.

Д. Б. Цыганков

ВВЕДЕНИЕ В СОЦИОЛОГИЮ ПЬЕРА БУРДЬЕ

Программа курса

Данный специальный курс был подготовлен в начале 1997 года во время пребывания автора в университете города Билефельд (Германия) в рамках проекта DAAD/MOE “Преподавание социологии на немецком языке на факультете социологии СПбГУ”. Помимо авторских разработок, в спецкурсе используются подходы, развитые билефельдскими коллегами на их учебных семинарах (соответственно, “Пьер Бурдье” - профессора факультета философии и истории Ингрид Гильхер-Холтей и “Социальное неравенство. Социология Пьера Бурдье” - ассистента факультета социологии Матиаса Хайденешера), а также материалы и тексты ведущего научного сотрудника Института социологии РАН Ю. Ю. Л. Качанова.

Замысел спецкурса состоял во внедрении в традицию преподавания на факультете социологии СПбГУ принципиально нового приема. Если ранее читались исключительно теоретические или исторические курсы, охватывающие целую галерею социологов, различные направления и школы, каждая тема - по 1–2 занятия, то я предпочел сфокусироваться на одной - достаточно крупной персоне и дать очерк социальной теории именно одного ученого. Для западных университетов такой подход является обычным - в расписании на каждый семестр можно найти названия в телеграфном стиле - “Гидденс”, “Дюркгейм” или “Леви-Стросс”. Поясню, речь не идет о попытке в течение 30–32 часов дать полную характеристику взглядов данного ученого. Берется определенный профиль, лучше всего выявляющий особенности мышления этого социолога, наиболее удачные (практичные, инструментальные) приемы его исследовательских практик. Деление на лекционные и семинарские часы довольно условно - спецкурс ориентирован на дебаты, коммуникацию; предусматривает подготовку докладов и написание рефератов как формы получения зачета.

Для того чтобы пояснить, почему был избран именно Бурдье, необходимо сделать небольшой экскурс в историю противостояния “холистической” (объективистской) и “индивидуалистической” (субъективистской) перспектив. Первое направление, которое традиционно связывается с Дюркгеймом, приписывает социальным объектам свою собственную жизнь, внешнюю и принудительную по отношению к индивиду. Другое, представленное Вебером, рассматривало социальные объекты как результаты целенаправленного, осмысленного человеческого поведения. По мере осознания тупиковости этого деления, в социологической теории усиливалась тенденция к синтезу, обещавшему преодолеть проблему приоритета той или иной стороны, заткать ткань новой социологии, достигающей единства и преодолевающей пропасть субъектно-объектных воззрений на социальный мир.

Один из таких вариантов, синтезирующих конфликтующие перспективы, был предложен П. Бергером и его сотрудниками. Модель Бергера постулирует, что общество производит индивидов, которые производят общество [1]. По мнению сторонников этой схемы, “социальную структуру нельзя охарактеризовать как некую самостоятельную вещь, отдельно от человеческой деятельности, произведшей ее” [2, c. 62–63]. Но, равным образом, однажды созданная, “эта структура воспринимается индивидом и как чуждая фактичность и ... как принудительная инструментальность” [2, c. 63]. Итак, общество есть объективация индивидов. Эти последние, в свою очередь, повторно усваивают в своем сознании “общественное”. Несмотря на то, что эта и подобные ей модели уже тогда критиковались (и продолжают до сих пор подвергаться нападкам) за то, что вместо преодоления ошибок обеих перспектив, они, напротив, лишь комбинируют их, тенденция к синтезу продолжала нарастать.

Более того, на рубеже 70-х–80-х гг. сама история заострила вопрос о характере и природе тех процессов, которые развернулись к этому времени во всех областях социальной, экономической и культурной жизни. Перед социологией встала задача проанализировать социальные изменения, приведшие к возникновению нового качества общества, выявить структурные составляющие его, сравнить с предшествующими состояниями - и создать адекватную теорию. Эта задача получила определенное решение в различного рода концептах - постиндустриального общества, информационного общества, общества позднего капитализма, общества радикализированного модерна и т.д.

Английский социолог Э. Гидденс выдвинул положение, что подходы, недооценивающие “дуальность структуры” общества, не способны критически осмыслить современность на пороге ее перехода в постмодерн. Разработанная им теория структурации нацелена на то, чтобы положить конец “имперским” попыткам, с одной стороны, интерпретативной социологии, основанной на империализме субъекта, а с другой, функционализма и структурализма, предполагающих империализм социальных объектов, так что даже социальные субъекты становятся социальными объектами. Термин “структурация” - в отличие от “структурирования” - означает “самоструктурирование”. Предметом социальных наук, в соответствии с теорией структурации, является “не опыт индивидуального актера и не существование какой-либо формы социетальной тотальности, а социальные практики, упорядоченные в пространстве и во времени [3, c. 41]. Гидденс далее разъясняет, что „строение агентов и структур нельзя представить как два независимо заданных ряда явлений, то есть как дуализм. Это дуальность. В соответствии с понятием дуальности структуры структурные качества социальных систем являются как средством, так и результатом практик, которые они регулярно организуют. Структура не является “внешней” по отношению к индивидам: как “отпечатки” памяти и то, что проявляется в социальных практиках. Она в определенном смысле скорее “внутренняя”, чем внешняя по отношению к деятельности индивидов (в терминах Дюркгейма). Структуру не нужно приравнивать к принуждению, она не только принуждает, но и дает возможности” [3, c. 61]. При этом все же складывается впечатление, что у Гидденса структура есть нечто процессирующее, и непонятно, где у нее граница.

Пьер Бурдье исходил из несколько другой перспективы. Свой исследовательский проект он характеризует как конструктивистский структурализм: “С помощью структурализма я хочу сказать, что в самом социальном мире, а не только в символике, языке, мифах и т.п., существуют объективные структуры, независимые от сознания и воли агентов, способные направлять или подавлять их практики или представления. С помощью конструктивизма я хочу показать, что существует социальный генезис, с одной стороны, схем восприятия, мышления и действия, которые являются составными частями того, что я называю габитусом, а с другой стороны - социальных структур и, в частности, того, что я называю полями или группами”[4, c. 181–182]. Бурдье оценивает оппозицию объективизма и субъективизма как пример одной из наиболее пагубных “пар концептов”, которыми кишат социальные науки, и указывает, что самое важное в его работе - преодолеть ее: “... оба подхода - объективистский и субъективистский - находятся в диалектической связи и что даже если субъективистский подход, когда его берут изолированно, кажется очень близким интеракционизму или этнометодологии, он отделен от них радикальным отличием: точки зрения фиксируются как таковые и соотносятся с позициями соответствующих агентов в структуре” [4, c. 184–185].

Таким образом, подход Бурдье - одного из лидеров современной социальной теории, показался мне достаточно интересным, чтобы предложить его изучение студентам старших курсов. В осеннем семестре 1997 года спецкурс вызвал заметный интерес - 15 человек на дневном (4 и 5 курсы) и 17 человек на вечернем отделении (5 курс) приняли в нем участие. Примерно половина этих студентов специализируется на кафедре социальной теории человека и общества. Еще четверть составили студенты отделения социальной антропологии, что и неудивительно, поскольку Бурдье начинал именно как антрополог, и многие его термины и исследовательские технологии коренятся в изучении алжирских племен [5-7]. Успех курса по выбору, причем - по довольно сложной теме, с использованием необычной терминологии следует отнести также и к тому, что программа за два месяца до начала занятий была “выложена” на сервере факультета, так что все желающие могли с ней познакомиться предварительно.

По итогам семинара была пополнена и несколько реорганизована библиография, русская часть которой может считаться наиболее полной из опубликованных к настоящему моменту - с точки зрения представления позиции “школы Бурдье”. Заметно, что значительное место занимает литература на немецком языке. Это связано с тем, что в библиотеку нашего факультета в рамках вышеназванной программы поступила превосходная литература (работы Бурдье в большинстве своем переведены на немецкий); с другой стороны, более сорока процентов студентов факультета способны читать по-немецки. Немецкий язык, тем самым, выполняет здесь парадоксальную роль посредника при “подключении” к французской социологической традиции.

Литература

1. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. М.: Медиум, 1995.

2. Berger P., Pullberg S. Reification and the sociological critique of consciousness // New Left Review. 1966. № 35.

3. Giddens A. Elements of the Theory of Structaration / The Constitution of Society. Cambridge, 1984. - Цит. по: Современная социальная теория. Новосибирск: Изд-во Новосиб. ун-та, 1995.

4. Бурдье П. Социальное пространство и символическая власть // Социология политики. М.: Sociologos, 1993.

5. Bourdieu P. Sociologie de l`Algérie. Paris, P. U. F., 1958.

6. Bourdieu P. Travail et travailleurs en Algérie. Paris&Den Haag: Mouton, 1963

7. Bourdieu P. Le deracinement. La crise de l`agriculture en Algérie. Paris: Minuit, 1964

ПРОГРАММА КУРСА

Введение

Тема 1. Пьер Бурдье. Жизненный и профессиональный путь.

Интеллектуальное поле Франции 40–50-х. Марксизм, феноменология, экзистенциализм. Маркс, Мерло-Понти, Гуссерль, Хайдеггер.

Высшая педагогическая школа (1955). Этнологические исследования в Алжире (1958–1961). Директор-исследователь в Высшей практической исследовательской школе (1964). Директор Центра европейской социологии (1975). Редактор журнала “Ученые труды в социальных науках” (1975). Действительный член Французской Академии (1981). Заведующий кафедрой социологии Коллеж де Франс (1981).

Критика структурализма и марксизма. Разработка генетического (конструктивистского) структурализма. “Школа Бурдье” (J.-C. Passeron, A. Darbel, J.-C. Chamberdon, M. De Saint-Martin и др.), ее проекты, исследования и публикации.

Раздел I. Топология социального пространства

Тема 2. Социальное пространство и классы.

Поля как автономные сферы практик, связанные в социальное пространство. Поле как комплекс социальных отношений, объединяющих и разделяющих создателей ценностей и символов. Поле и аппарат.

Агент и субъект. Группы агентов. Позиции и классы. Социальное пространство как пространство различий. Социальная дистанция.

Взаимосвязь социального и физического пространства.

Тема 3. Структуры, габитус, практика.

Объективистский и субъективистский подходы в социологическом анализе. Габитус как ключевое понятие теории практики П. Бурдье. Схема социального действия в генетическом структурализме.

Габитус - “посредник” между объективными структурами и субъективными практиками. Габитус как порождающий механизм практик. Габитус как система диспозиций. Семейный и школьный габитус. Коллективный, классовый и групповой габитус. Стиль и вкус.

Тема 4. Капиталы.

Капиталы как ресурсы и как структуры господства. Виды капиталов: экономический, культурный, социальный. Формы капиталов: объективированная, институализированная, инкорпорированная.

Конверсия капиталов, их ценность и “обменный курс”. Поле как рынок, на котором обращается специфический капитал. Эмпирическая фиксация капиталов.

Тема 5. Легитимность и интерес.

Модель социального пространства. Доминируемые и доминирующие агенты. Доминируемая фракция внутри доминирующего слоя. Гомология.

Легитимность доминирования. Игра. Правила игры. Консенсус о принципе доминирования.

Символический капитал. Особенности обращения его в полях интеллектуального производства. Борьба за символический порядок.

Родовой интерес агентов поля.

Тема 6 (промежуточный баланс). Классовая теория Бурдье.

“Классообразование”: сравнение подходов Карла Маркса, Макса Вебера и Пьера Бурдье.

Воспроизводство социального неравенства в современном обществе.

Раздел II. Логика полей

Тема 7. Литературное поле.

Конституирование литературного поля. Необходимость спецификации позиций в литературном поле по отношению к полю власти. Писатель как член доминируемой фракции доминирующего слоя.

Автономный и гетерономный принципы иерархизации литературного поля.

Литературные стратегии. Публика. Специфика борьбы в литературном поле. Ставки литературной борьбы.

Тема 8. Академическое поле.

Университет как предмет социоанализа. Процедура объективации объективирующего субъекта.

Структура академического поля. Виды капитала, поле власти и учебные дисциплины. Габитус, “корпоративный дух” и воспроизводство корпуса преподавателей.

Социальные изменения и кризис академического порядка. Новые образцы рекрутирования и “новые дисциплины”. Структурное деклассирование. Манефестирование, критика и защита старого порядка.

Тема 9. Поле журналистики.

Символическая власть масс-медиа. Опросы общественного мнения и медиатизированные спектакли.

Двойственная позиция поля журналистики в поле власти. Иллюзия “четвертой власти”. Контроль со стороны поля власти.

История автономизации поля журналистики. Журналист между политикой и экономикой. Технологические изменения в журналистском ремесле.

Двойственная структура поля журналистики. Два принципа легитимности.

Тема 10. Поле политики.

Универсальный метакапитал государства. Рождение поля политики из духа государства.

Агенты поля политики. Границы поля политики. Политические позиции и диспозиции. Политический капитал - личный и делегированный. Делегирование и политический фетишизм. Социальный корпус политиков.

Политическое производство: производство средств политического производства и производство средств политического потребления.

Политическая игра, чувство игры, политические стратегии. Пространство политических практик. Стратегии наследования и стратегии разрыва.

Политическая идентичность: ситуационная и личностная.

Пространство политических суждений.

Тема 11 (промежуточный баланс). Интеллектуальные поля и поле власти.

Автономия и гетерономия во взаимоотношениях поля власти и интеллектуальных полей. Интеллектуалы - доминируемые среди доминирующих.

Тема 12. Заключительные дебаты.

Критика теории Бурдье.

Эвристическая, креативная и практическая ценность теории Пьера Бурдье.

 

Рекомендуемая литература

К теме 1

Основная

Бурдье П. Начала. Часть 1: Маршрут. М.: Socio-Logos, 1994.

Осипова Н. Г. Предмет социологии во Франции. Гл. 2. М.: Изд-во РИСПИ, 1997.

Шматко Н. А. Введение в социоанализ Пьера Бурдье // Бурдье П. Социология политики. М.: Socio-Logos, 1993.

Шматко Н. А. Генетический структурализм Пьера Бурдье // Очерки по истории теоретической социологии XX столетия. М.: Канон-пресс, 1998.

Schwingel M. Bourdieu zur Einführung. Hamburg: Junius, 1995.

Дополнительная

Пьянкова А. Ю. Социологическая концепция П. Бурдье: Автореф. Канд. дисс. М., 1996.

Ausgewählte Schriften P. Bourdieus // Bourdieu P., Wacquant L. Reflexive Antropologie. Frankfurt a. M.: Shurkamp, 1996.

Bibliographie der Publikationen P. Bourdieus in französischer, englischer und deutscher Sprache.// Bourdieu P. Soziale Raum und “Klassen”. Frankfurt a. M., 1985.

Leitfaden durchs Labyrinth der Gelehrsamkeit Pierre Bourdieus: eine kontextorientierte und referentielle Dokumentation //Das symbolische Kapital der Lebensstile/ Mörth I., Fröhlich G. (Hrsg.). Frankfurt a. M.; New York: Shurkamp, 1994.

К теме 2

Основная

Бурдье П. Социальное пространство и генезис классов // Социология политики. М.: Socio-Logos, 1993.

Бурдье П. Физическое и социальное пространство // Там же.

Bourdieu P. La distinction. Paris: Minuit, 1979.; íåì. ïåð.: Feinen Unterschiede. Frankfurt a. M.: Shurkamp, 1982.

Дополнительная

Качанов Ю.Л., Шматко Н. А. Как возможна социальная группа? // Социологические исследования. 1996. №12.

Шматко Н. А. Рецензия на книгу П. Бурдье “Ответы. К рефлексивной антропологии” // Вопросы социологии. 1992. №2.

К теме 3

Основная

Бурдье П. Мертвый хватает живого // Социология политики. М.: Socio-Logos, 1993.

Бурдье П. От правил к стратегиям // Начала. М.: Socio-Logos, 1994.

Bourdieu P. Le Sens pratique. Paris: Minuit, 1979. Глава 3: Структура, габитус, практики.*

Качанов Ю. Л. О проблеме реальности в социологии // Sociologos’97. М., 1997.

Пьянкова А. Ю. Понятие “габитус” в социологической теории П. Бурдье // Соц. и гуманит. науки. Отеч. и зарубеж. лит.: РЖ. Сер. 11: Социология. М., 1996. №4.

Дополнительная

Bourdieu P. La Reproduction. Paris: Minuit, 1970.

Janning F. Pierre Bourdieus Theorie der Praxis. Opladen: Westdeutscher Verlag, 1991.


*Эта глава напечатана в номере 2 “Журнала социологии и социальной антропологии”. Необходимо заметить, что ее текст был уже опубликован в 1995 году в книге “Современная социальная теория” (Новосибирск: Изд-во Новосиб. ун-та, 1995) в обратном переводе с английского языка (из книги The Logic of Practice. Polity Press, 1990).


К теме 4

Основная

Бурдье П. Делегирование и политический фетишизм // Социология политики. М.: Socio-Logos, 1993.

Бурдье П. Социальное пространство и символическая власть // Начала. М.: Socio-Logos, 1994.

Шматко Н.А. Конверсия бюрократического капитала в постсоветской России // Sociologos`96. М.: Socio-Logos, 1996.

Дополнительная

Качанов Ю. Л. Политическая топология: структурирование политической действительности. М.: Ad Marginem, 1995.Гл. 4, 5.

Качанов Ю. Л. Практическая топология социальных групп // Sociologos`96. М.: Socio-Logos, 1996.

К теме 5

Основная

Бурдье П. Делегирование и политический фетишизм // Социология политики. М.: Socio-Logos, 1993.

Карле Я. Пьер Бурдье и воспроизводство классового общества // Монсон П. Современная западная социология. СПб., 1992.

Дополнительная

Bourdieu P. Raisons pratique: sur la théorie de l’action. Paris: Minuit, 1994.

Калькова В. Л. Социальное пространство и символическая власть: реферат // Современные социологические теории общества. М., 1996.

К теме 6

Вебер М. Основные понятия стратификации // Cоциологические исследования. 1994. № 5.

Карле Я. Пьер Бурдье и воспроизводство классового общества // Монсон П. Современная западная социология. СПб.: Нотабене, 1992.

Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. Гл. 9 Варварство и цивилизация. (любое издание).

Энгельс Ф. Анти-Дюринг. Отдел 2. Глава 4 Теория насилия (окончание). (любое издание).

К теме 7

Основная

Бурдье П. Культурное поле (из книги “Les regles de l`art”) // Контексты современности. Казань, изд-во КГУ, 1995.

Бурдье П. Поле интеллектуальной деятельности как особый мир // Начала. М.: Socio-Logos, 1994.

Бурдье П. Рынок символической продукции // Вопросы социологии. 1993. № 1/2; 1994. № 5.

Бурдье П. Чтение, читатели, ученые, литература // Начала. М.: Socio-Logos, 1994.

Bourdieu P. Was heißt sprechen? Wien: Braumüller, 1990.

Дополнительная

Шарль К. Расширение и кризисы литературного производства (вторая половина XIX века) // Вопросы социологии. 1993. № 1/2.

Понтон Р. Рождение психологического романа: культурный капитал, социальный капитал и литературная стратегия в конце XIX века // Там же.

Jurt J. Das literarische Feld: Das Konzept Pierre Bourdieus in Theorie und Praxis. Teil 2. Darmstadt: Wissenschaftliche Buchgesellschaft., 1995.

К теме 8

Основная

Бурдье П. Университетская докса и творчество // Sociologos`96. М.: Socio-Logos, 1996.

Bourdieu P. Homo akademikus. Paris: Minuit, 1984; нем. - Frankfurt a. M.: Shurkamp, 1992.

Пэнто Л. Философская журналистика // Социо-Логос постмодернизма. М.: Ин-т эксперемент. социологии, 1997.

Дополнительная

Пэнто Л. Докса интеллектуала // Sociologos`96. М.: Socio-Logos, 1996.

Пэнсон М., Пэнсон-Шарло М. Отношение к объекту исследования и условия его принятия научным сообществом // Там же.

К теме 9

Шампань П. Двойная зависимость: несколько замечаний по поводу соотношения между полями политики, экономики и журналистики // Sociologos`96. М.: Socio-Logos, 1996.

Шампань П. Делать мнение: новая политическая игра. М.: Socio-Logos, 1997.

К теме 10

Основная

Бурдье П. Политическое представление: элементы теории политического поля // Cоциология политики. М.: Socio-Logos, 1993.

Бурдье П. Делегирование и политический фетишизм // Там же.

Bourdieu P. Die verborgenen Mechanismen der Macht. Hamburg: VSA-Verlag, 1992.

Качанов Ю. Л. Производство политического поля в современной России // Cоциологические исследования. 1997. № 11.

Дополнительная

Бурдье П. За политику морали в политике // Cоциология политики. М., М.: Socio-Logos, 1993.

Бурдье П. Политический монополизм и символические революции. // Там же.

Качанов Ю. Л. Опыты о поле политики. М.: Ин-т эксперемент. социологии, 1994.

Качанов Ю. Л. Политическая топология: структурирование политической действительности. М.: Ad Marginem, 1995.

Концепция господства П. Бурдье // Желтов В. В., Клещевский Ю. Н. Социология полотики. Кемерово, 1996.

К теме 11

Bourdieu P. Die Intellektuellen und die Macht. Hamburg: VSA-Verlag, 1991.

Евдокимова-Динелло Н. П. Российские банкиры: капитал и его формы // Российские банки сегодня: сб. статей. СПб.: изд-во СПбГУ, 1997.

Цыганков Д. Б. Социологический анализ воззрений и общественной деятельности А. И. Солженицына: Автореф. канд. дисс. СПб., 1997.

К теме 12

Бурдье П. За рационалистический историзм // Социо-Логос постмодернизма. М.: Ин-т эксперемент. социологии, 1997.

Бурдье П. Оппозиции современной социологии // Социологические исследования. 1996. № 5.

Honneth A. Die zerrissene Welt der symbolischen Formen // Kölner Zeitschrift für Soziologie und Sozialpsychologie. 1984. № 36.

Miller M. Systematisch verzerrte Legitimationsdiskurse // K. Eder (Hrsg.) Klassenlage, Lebensstil und kulturelle Praxis. Frankfurt a. M.: Shurkamp, 1989.


Copyright © Журнал социологии и социальной антропологии, 1998

HTML by Fedorov D.A. , 2002